b86cfee8     

Доронина Анастасия - Один Счастливый День



ОДИН СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ
Анастасия ДОРОНИНА
Анонс
Правильно говорят, что понедельник - тяжелый день. Именно в понедельник начальник устроил Кате скандал, в метро у нее украли деньги, а бывший муж чуть не лишил жизни. А тут еще Мужчина Ее Мечты заподозрил, что Катерина и его бывшая жена строят против него совместные козни.

Но именно понедельник станет тем счастливым днем, с которого жизнь героини изменится самым прекрасным образом.
***
Радио бубнило, как будто в насмешку:
«Сегодняшний день принесет вам много встреч, обнадеживающих переговоров, откроются заманчивые перспективы! Не исключено, что вы встретите человека, с которым вас ждет романтическое свидание при свечах! Гармоничная космическая ситуация способствует Вашему финансовому благополучию!!!»
Катя протянула руку и свернула шею невидимому диктору. Слащавый до приторности голос захлебнулся и замолк, но воцарившаяся следом тишина ударила по нервам прямо-таки наотмашь. Не снимая плаща, усыпанного бусинками дождя, Катерина плюхнулась на свое рабочее место и заревела.
- Ты что?! - сидящая напротив коллега и подружка на минуту опустила зеркальце и захлопала твердыми ресничками. - Катька! Ты что?! Шефа встретила, да?
- По... почему-у... шефа? - икнула Катерина, зажмуриваясь, чтобы остановить черные потеки, которые, уже ползли по щекам, как дождевые черви.
- Так а ты чего ревешь-то? Я думала, ты с Михалычем столкнулась... Он уже два раза заходил, тебя спрашивал.

Ну ты даешь - опоздала на двадцать минут! Шеф уже фиолетовым дымом исходит!
- У-у-у! - тихонечко взвыла девушка, роняя голову на сжатые кулачки.
- Да случилось-то что, я тебя спрашиваю?! Катька!
Маринка вышла из-за стола, кинув взгляд на свое отражение - теперь уже в оконном стекле, - подошла к ревущей подруге и стала осторожно встряхивать ее за плечи.
- Кать, ну?!
Быстрым движением размазав по лицу раскисшую тушь, Катерина кинула перед Мариной свою сумочку. Кожаное нутро крохотного чемоданчика щерилось длинным поперечным надрезом. Мельком глянув на испорченное имущество, Катерина снова приглушенно всхлипнула и закрыла лицо выпачканными в потекшей косметике руками.
- Ой, мамочки! - взвизгнула Маринка. - Порезали?! Где?
- Ввв... в метро, - всхлипнула Катерина. - Ой, мамочки! Когда?
- Т-только что...
- Ой, мамочки! И сколько?
- Все, что было... Всю зарплату...
- Ой, мамочки...
Маринка почувствовала внезапный прилив смущения и неловкости, который всегда испытываешь при виде облапошенного ворами или грабителями человека. «Хорошо, что в метро я так внимательно смотрю по сторонам! Со мной такого никогда-никогда бы не случилось!» - не удержавшись, подумала она, но моментально устыдилась этого невольного торжества.
- Ну Кать, ну ладно тебе, ну со всеми бывает, слышь! - погладила она рыдающую Катерину. - У меня дядьку в прошлом году в Сочах так распотрошили, даже на телеграмму домой денег не оставили! Он два дня в шортах и сланцах на вокзале ночевал, одной водопроводной водой из мужского туалета питался!

А тут всего какая-то зарплата. Ты ж в родном городе! Да ну брось ты, прорвемся, ну Ка-атя!
Она кинулась к своему столу и, вытряхнув на него содержимое собственной сумки, подхватила выпавшую последней упаковку бумажных платочков. Стеклянный циферблат строгих офисных часов показывал половину десятого утра.
- На, утрись. Да не рыдай ты, господи! В сравнении с вечностью это все пустяки!

С голоду не помрем, честное слово! Кофе будешь?
Катя махнула рукой, что можно было истолковать в любую сторону. Обрадованная Маринка ткну



Назад